В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: счастье, стихи

Все записи, содержащие тег мещанство

Мещанин и успех

Успех = талант, талант = успех

 

Эгм. Тема периодически вскользь возникает в других. В подзаголовке, конечно, есть какая-то логика и взаимосвязь, но необязательные. Может да, может нет, может =, может ≠. По-разному. И только у мещан, как бы они себя ни позиционировали, успех определяет и заменяет всё. 

 

Помнится, еще

Успех = талант, талант = успех

 

Эгм. Тема периодически вскользь возникает в других. В подзаголовке, конечно, есть какая-то логика и взаимосвязь, но необязательные. Может да, может нет, может =, может ≠. По-разному. И только у мещан, как бы они себя ни позиционировали, успех определяет и заменяет всё. 

 

Помнится, в одном обсуждении высказалась нелицеприятно о какой-то публичной личности… дай бог память – кажется, это был Сергей Зверев… или Басков? Я особой разницы не вижу. Так вот, высказалась в том духе, что шоуменство и регулярное мелькание в передачах не является признаком таланта. Ответ не заставил себя ждать – типа, а ты кто такая, чтобы судить? Они добились успеха… Но я про талант... Ну и что? Они добились успеха... Ну да, я на экране не мелькаю, а судить о поп, топ и вип персонах, оказывается, можно только тогда, когда вращаешься в тех же кругах. А так – молчи в тряпочку. То есть, логическая цепочка намечена более чем чётко – успех, практически любой, ценен сам по себе. Он же мерило, он же показатель всего, в том числе, и таланта. И судить об его истоках может только равный по успешности. 

 

Вы не согласны? А зря, людей, придерживающихся подобной точки зрения, очень много. Раньше их называли мещанами, сейчас ни у кого уже нет фарфоровых слоников и других хрестоматийных атрибутов, всё сглажено, расплывчато… скорее всего, это называется как-нибудь типа «ориентированности на успех» или что-то вроде. 

 

Им говоришь «Мне не нравится…», в ответ слышишь «А ты знаешь, как он/она популярен? Да его/её все знают!..» «А мне не нравится…» «А ты кто такая?» «Я – никто, я потребитель и мне не нравится.» Действительно, почему бы мне не иметь своё собственное мнение и не высказать его? Почему нужно придерживаться общего? Лично я не считаю, что уравнения, приведённые выше, бесспорны. В этом месте у собеседника обычно случается когнитивный диссонанс, попросту говоря, ступор или, напротив, открывается фонтан красноречия, потому что объяснить мещанину, что успех и популярность не всегда равны таланту, практически невозможно, соответственно, бес-по-лез-но. Для него это синонимы. 

 

Знания он меряет авторитетами, ум – количеством прочитанных книг, красоту – обложками журналов и топ-моделями, правильность – мейнстримом. Его практически не вычислить...

 

Как всегда, навеяло.

свернуть

Восторженный лик нового мещанства

Навевало, навевало и, наконец-то, навеяло. Очень какие-то выпуклые, знаковые комменты под прошлым постом…

Сразу оговорюсь, что тема не касается искренних энтузиастов и настоящих фанатов.

 

Раньше как было?

Есть в Москве особая категория людей. Она ничего не понимает в живописи, не интересуется архитектурой и безразлична к памятникам старины. Эта категория еще

Навевало, навевало и, наконец-то, навеяло. Очень какие-то выпуклые, знаковые комменты под прошлым постом…

Сразу оговорюсь, что тема не касается искренних энтузиастов и настоящих фанатов.

 

Раньше как было?

Есть в Москве особая категория людей. Она ничего не понимает в живописи, не интересуется архитектурой и безразлична к памятникам старины. Эта категория посещает музеи исключительно потому, что они расположены в прекрасных зданиях. Эти люди бродят по ослепительным залам, завистливо рассматривают расписные потолки, трогают руками то, что трогать воспрещено, и беспрерывно бормочут:

— Эх! Люди жили!

Им не важно, что стены расписаны французом Пюви де Шаванном. Им важно узнать, сколько это стоило бывшему владельцу особняка. Они поднимаются по лестнице с мраморными изваяниями на площадках и представляют себе, сколько лакеев стояло здесь, сколько жалованья и чаевых получал каждый лакей. На камине стоит фарфор, но они, не обращая на него внимания, решают, что камин штука не выгодная — слишком много уходит дров. В обшитой дубовой панелью столовой они не рассматривают замечательную резьбу. Их мучит одна мысль: что ел здесь бывший хозяин-купец и сколько бы это стоило при теперешней дороговизне?

В любом музее можно найти таких людей. В то время как экскурсии бодро маршируют от одного шедевра к другому, такой человек стоит посреди зала и, не глядя ни на что, мычит, тоскуя:

— Эх! Люди жили!

(с)

 

Раньше было так. Сейчас завидовать некомильфо, сейчас модно восхищаться и благоговеть. «Ах! Какой молодец!..» что сделал – другие такого не могут себе позволить, а тут – нет, всё-таки молодец, смело, свежо, креативно. Так и надо. Деньги есть – вот и правильно… а почему бы нет, если есть возможность? Ведь наличие возможностей оправдывает что угодно. Для мещан это правило практически не имеет исключений: есть деньги – имеешь право на всё. Успех и известность – единственное, универсальное мерило в любом вопросе.

 

Так и слышится: «Живут же люди!..» И обсуждение очередного креатива VIP-персоны без восхищённого придыхания оценивается… правильно, как зависть. А чем ещё объяснить критику и отсутствие восторга? Только ею. Просто некоторые не умеют радоваться чужому счастью, не хотят умиляться жестом, актом… а всё потому, что завидуют, ведь у них нет таких денег и возможностей.

 

Меня в этих умозаключениях всегда поражает упорное перекидывание своих тараканов на противника. Не, ну, правда. Трудно даже представить, что кто-то может иметь другое мнение насчёт очередного распиаренного чудачества, кроме восхищения. Объяснение, такое же универсальное и простое, всегда под рукой – зависть. Только она. Обсуждать поступки небожителей без должного пиетета, не дай Бог критически… да кто вы такие? Да ваше мнение для них – тьфу!..

 

Хочется спросить – а причём здесь это? Простая мысль, что «их» тьфу тоже не волнует… она же даже в голову не приходит возмущённым защитникам и поклонникам. Что можно иметь свой, не обязательно восторженный, взгляд на событие, что кто-то не завидует, не считает чужие деньги и то, что на них можно купить… находится где-то за гранью восприятия. 

 

«А ты кто такой, чтобы судить? А сколько ты зарабатываешь, чтобы говорить об этом? Да ты просто завидуешь, что они могут то, что ты не можешь, а им на твоё мнение – начхать…»

Этот железобетонный аргумент повергает в ступор. И правда – что нужно предъявить таким же безликим оппонентам, чтобы высказать своё мнение? Справку о доходах? Диплом об образовании? Не, не прокатит – если не вхож в определённые круги, не мелькаешь в скандальных передачах, за тобой не охотятся папарацци и имя не на слуху, то твоё нелицеприятное мнение – пшик. Ты просто не имеешь на него права…

Как, не то что доказать, а хотя бы объяснить, что не все, ну, не все завидуют? Короче, обсуждать священных коров публичных людей, не имея сопоставимых с ними доходов и известности, можно только в одной – восторженной тональности или просто молчать, шаг вправо, шаг влево – это зависть и злопыхание… пичалька.

 

Ребят, не судите по себе, люди – они разные. И если кто-то смотрит по-другому, не так, как вы, подумайте, это, кстати, ваще полезное занятие, прежде чем доставать из кармана дежурный ярлык… 

 

Итак, вопрос.

свернуть

Лебединое болото

Слово "китч" я узнал лишь в начале 70-х годов. А до этого все то, что с некоторых пор стало обозначаться этим емким иноземным словом, называлось по-разному: мещанством, пошлостью, безвкусицей. Страшным мещанством были, например, плюшевые портьеры. Чудовищной пошлостью считалась песня "Ландыши". Вопиющей безвкусицей была лакированная репродукция шишкинских мишек в золоченом еще

Слово "китч" я узнал лишь в начале 70-х годов. А до этого все то, что с некоторых пор стало обозначаться этим емким иноземным словом, называлось по-разному: мещанством, пошлостью, безвкусицей. Страшным мещанством были, например, плюшевые портьеры. Чудовищной пошлостью считалась песня "Ландыши". Вопиющей безвкусицей была лакированная репродукция шишкинских мишек в золоченом багете.

 

Боже, как же люто я ненавидел какую-то ни в чем, как выяснилось впоследствии, не повинную фарфоровую балерину, с обезоруживающей топорностью изображавшую умирающего лебедя на поверхности бабушкиного комода. Ой, а про комод-то я совсем забыл, как же так! А ведь и ему, несчастному этому комоду, пришлось несладко от моей иконоборческой ярости. Вот уж пошлость так пошлость! Вот мещанство-то!

 

И немудрено: мои ранние вкусы и пристрастия формировались в годы дурашливого хрущевского "модернизма" с его трехногими падкими табуретами, с его пластиковыми журнальными столиками, с его прогрессивными торшерами, эстампами и асимметричными керамическими вазочками. Столь же смутное, сколь и сильное неудовольствие от окружающей реальности канализировалось во все то, что дружным хором определялось как "мещанство". Мещанству бой!

 

Слово "китч" я узнал вовремя. Я узнал его примерно тогда же, когда стал вдруг проникаться ностальгической нежностью ко многому из того, что так яростно ненавидел в годы мятежного созревания. Примерно в те же годы появилась замечательная частушка: "Кто газеты не читает, начинает отставать. Он еще искореняет, что уже пора внедрять".

 

Тогда же я стал понимать, что есть китч и китч. Все то, что третируется общественной конвенцией как заведомая безвкусица, эстетическая маргинальщина и вообще "коврик с лебедями", для эстетически чутких натур становится в какой-то момент объектом пристального и дружелюбного внимания, начинает вызывать особое чувство, которое очень приблизительно можно определить как "ироническое любование".

 

Я помню, как зашла ко мне в гости одна родственница, интеллигентная дама, учительница музыки. Увидев на стене моей комнаты волшебную картинку с подкрашенным фотоизображением какой-то индийской красавицы, шикарно умирающей в объятьях изумрудной змеи (такие картинки продавались в те годы глухонемыми в поездах дальнего следования), она, не зная, как на все это отрегировать, сказала лишь: "Левушка! Что за китч? С твоим-то вкусом!"

 

Не мог я объяснить ей того, что ясно чувствовал, но не умел коротко и внятно сформулировать. Не мог я ей сказать всего того, что и сам понял лишь спустя какое-то время.

 

Не мог я объяснить ей, что этот маленький шедевр - уже никакой не китч, уже хотя бы потому, что он, невзирая на змею, безопасен. И не только безопасен, но и исключительно полезен как объект коллекционирования и как сырье для современного искусства. Что китч - понятие столь же исторически текучее, сколь и вкус. И что "высокое" и "низкое" - это вовсе не раз и навсегда установленные категории. Что они в зависимости от времени и социально-культурного контекста способны меняться местами. Сегодня - китч, завтра - высокое искусство. И наоборот. Что существует взгляд, в соответстствии с которым ближе всего к истине - банальность. И любая форма, общественно осознанная как китч, легко становится объектом "высокого искусства". Для этого требуется сущий пустяк: наделить ее смыслом.

 

А вообще-то китч, настоящий китч, небезопасен. Особенно для людей с ослабленным эстетическим иммунитетом. Опасен он тем, что соблазнителен. Соблазнителен тем, что прост, как выдвинутый вверх средний палец. Опасен тем, что пустое там всегда притворяется полным, низкое - высоким, а смешное - серьезным. Опасен тем, что всегда выступает в чужой роли. Фарс там выступает в роли мелодрамы. Мелодрама - в роли трагедии.

 

Китч - это то, что мучительно режет слух и глаз эстетически искушенного человека. Всегда было принято считать, что китч аполитичен. Это так и есть, если пренебречь тем обстоятельством, что трудно придумать что-нибудь более китчевое, чем язык политической риторики, где произносится одно, подразумевается другое, а выводы из всего этого делаются третьи. Особенно хорош в этом смысле язык, так сказать, державно-имперский - классический образец китча, где откровенно и безнадежно пародийное выступает в роли суперсерьезного. Чрезмерно серьезное вообще всегда смешно.

 

Китчем могут становиться и становятся даже отдельные слова, взятые на активное вооружение теми, кто способен в китч превратить все, что угодно. Так, с легкой руки бессмысленных и трескучих обормотов из госбанды под названием "Наши", абсолютно неудобоупотребимым стало сильное когда-то слово "фашизм". Точно так же, как не может быть ничего пошлее, чем официально инспирированная "борьба с пошлостью", так нет нынче ничего более фашистского по сути, чем наш официальный "антифашизм".

 

Китч маргинален в своей основе, но норовит шпарить исключительно по магистрали. Он всегда вьет гнезда в ветвях официальной культуры, которая смешна и сама по себе, уже хотя бы потому, что всегда надувает щеки.

 

Любая авторитетная эстетика, любой социально-культурный мейнстрим - это и есть китч, по крайней мере потенциальный. А именно потому, что китч контекстуален, для меня и тогда уже было очевидно, что, например, балет "Лебединое озеро" (и в этом, разумеется, не виноваты ни великий Чайковский, ни блистательный Петипа) есть на сегодняшний день безусловный китч. Моя тогдашняя убежденность триумфальнейшим образом была подтверждена в известные августовские дни 1991 года.

 

Но и сама официальная культура исторически изменчива. В те времена, когда состоялся мой разговор с родственницей (то есть во времена вполне тоталитарные), наиболее авторитетной эстетикой считалась всяческая высокая классика ("Лебединое озеро") и с разной степенью неумелости следовавшая ее образцам классика советская. А в нынешнюю, то есть скорее авторитарную эпоху в качестве китчевого мейнстрима выступают жирный гламур, наглеющая от полной безнаказанности попса, несовместимый с жизнью телеюмор, сивушно-палехский патриотизм, всенародная резвушка Ксюша и мачо-президент, в маске горнолыжника вещающий что-то о геополитических интересах России. Об этом я и подавно не мог ничего рассказать своей чувствительной кузине, так как ничего подобного не мог тогда предположить и сам.

 

Не умел я тогда объяснить ей, что китч - это в общем-то не сисястая индианка с точкой на лбу и не потешная копия картины "Охотники на привале" в привокзальном ресторане. А это плакат "Народ и партия едины" на запертых по случаю переучета воротах Черемушкинского рынка. Это мучительно задушевная "первомайская" интонация радиодиктора. Это "беседы о прекрасном" в красном уголке горячего цеха. Это приуроченная к той или иной годовщине Великого Октября телетрансляция все того же "Лебединого озера".

 

Китч - это полый знак, означающее без означаемого. Это высказывание, значение которого давно выветрено, вытечено, заболочено, как злополучное Лебединое озеро.

 

Всего этого я не смог объяснить этой милой даме, поэтому пришлось малодушно соврать, что это так, случайно, не обращай внимания, завтра же, мол, сниму. 

Лев Рубинштейн

 

Нашла, понравилось, созвучно. Поговорим о китче? Тема перекликается с прошлой - о благородной внешности, воспитании и проч. Иллюстрации, естественно, приветствуются, но постим их ссылками, лады?

свернуть

Прамещанство

Я вот читаю… и чёт нифкуриваю. Ну, все эти «Как изжить в себе синдром «тётки»», про то, что нельзя циклиться на хозяйстве, стирке, уборке, не надо ущемлять в себе девочку… О-о, эта всегдашняя девочка!.. Она живёт всегда и во всех тётках женщинах. Наивный подросток, сидящий и в нимфетке, и в еще

Я вот читаю… и чёт нифкуриваю. Ну, все эти «Как изжить в себе синдром «тётки»», про то, что нельзя циклиться на хозяйстве, стирке, уборке, не надо ущемлять в себе девочку… О-о, эта всегдашняя девочка!.. Она живёт всегда и во всех тётках женщинах. Наивный подросток, сидящий и в нимфетке, и в перезрелой даме, и даже в бабушке. А вы не знали? Не, точно, зуб даю – в каждой матроне сидит бесёнок, лисёнок, ребёнок, шаловливый котёнок и ещё целый зоопарк мимимишек. Скока б ей ни было лет, скока б ни было морщин и лишних килограммов.

 

Ну, как-то так… там есть и матрона, и девочка. И это ни в коем случае низя убивать и угнетать в себе, напротив – всячески холить и лелеять. Если вдруг нет, то воспитать в собственном коллективе себе этого милого угловатого подростка, нимфетку, кокетку, загадку. Как? Ну, дело это, конечно, непростое, но при обилии инструкций, которыми нас заваливают, ничего, на самом деле, сложного нет. Тётка изживается достаточно просто – надо любить себя, быть безбашенной, безрассудной, весёлой, радостной, заводной, лёгкой и порывистой, как мотылёк, краситься и носить каблуки постоянно, нонстоп. Борщ – это пошло, он убивает любовь, борщ-то… Надо трахаться, а не борщи варить, ибо не в борщах счастье.

Не, ну на крайняк можно ходить по дому в мужской рубашке, загадочно и мечтательно вертя попой, или в огромном свитере грубой вязки сидеть с чашкой кофе на подоконнике, поджав одну ногу и болтая другой, глядя в небо и растопырив во все стороны свои острые ключицы, коленки и прочую трогательную беззащитную угловатость. Согласитесь, это так мило и необычно. Мужик сразу затрепещет, замрёт – что ж там в этой хорошенькой головке? Какие мысли? Как их разгадать? Как бы взять да и приручить эту загадочную кошку, странного, ни разу непредсказуемого угловатого подростка, окружить нежностью и заботой… шоб, значит, ключицы с коленками распрямились, не выпирали, не топорщились защитно в этот жестокий мир, прикрывая детскую наивность и доверчивость.

 

Не, бывает, конечно, что некоторые любят погорячее, да… я, грит, хочу, чтоб она была вся такая огненная, полнокровная менада, чтоб плакала навзрыд, орала и била тарелки, а потом чтоб секс – как взрыв шаровой молнии, обжигающий и горячий, как вулкан, и спина шоб в лохмотья от её когтей, чтоб всё время, как на пороховой бочке и адреналина через край. Не, ну а чё – живая, земная, искренняя, эмоциональная, незамороченная женщина, с ней не соскучишься – тоже вся такая неожиданная и внезапная. На разрыв аорты. А мимимишек нам не надо.

 

Ну, и естественно, чтоб кто-то спал, до той чашки кофе на подоконнике или после того вулкана, уткнувшись в подмышку, улыбаясь во сне солнечному зайчику и обязательно забавно посапывая или причмокивая исцелованными губами. Это так мило и трогательно.

Вас не тошнит от этой пошлятины?

свернуть

Мещане

Сколько людей ни  спроси,  каждый назовет  вам тысячу причин, почему он здесь, на мамбе, имеет право находиться, и столько же людей станут перечислять вам, почему другие не имеют  морального права быть на мамбе. Женатые, замужние, старые, те, которые никого не ищут - запрещено, те, кто тусуются в дневниках - идите еще

Сколько людей ни  спроси,  каждый назовет  вам тысячу причин, почему он здесь, на мамбе, имеет право находиться, и столько же людей станут перечислять вам, почему другие не имеют  морального права быть на мамбе. Женатые, замужние, старые, те, которые никого не ищут - запрещено, те, кто тусуются в дневниках - идите на другие форумы, здесь сайт знакомств, при чем самый грязный, по их мнению. Кого еще выгнать.? черных вдов у нас здесь недолюбливают, женщин с прицепом,женщин бездетных,ночных бабочек долой однозначно, чтоб атмосфэру знакомства им не портили. 

Еще нельзя не со своими фотками, чтоб все видели твое лицо и могли сделать на него порножабу., нельзя также со своими фотками, чтобы  мы сильно не испугались , насколько вы некрасивы.Затем нужно изгнать с сайта больных, психических и физических. Диагнозы ставят такие же больные, только более скрытые, ибо у них за спиной клан защитников, изображающих группу поддержки. Также нужно изолировать от мамбы долбонутых воинов-афганцев,  источающих агрессивный дух войны, скажут другие. а третьи призовут изгнать всех врачей, экстрасенсов, эзотериков и самоучек-психологов, дабы не  оболванивали мамботоварищество своими клушественными речами. Десятые  считают, что здесь не место некоронованным особам,  должны присутствовать только принцы и принцессы, простонародье отсюда долой.

 Вы можете продолжить список нежелательных элементов., вам  это ничего не напоминает?

 А мне  очень о многом говорит.  Так рассуждают мещане,среднего рода  люди. Они видят только себя,  наслаждаться жизнью нужно только им, те, кто им непонятны -прочь.

Конечно, все это шутка, игра, на которую не стоит обращать ровным счетом никакого внимания.

 А  теперь к прозе жизни.

 Не пора ли мне  задуматься о юридической  концепции передачи моего наследства, дабы не  пускать  этот архиважный вопрос на самотек.

 Так я  решила, когда сегодня под утро  увидела осязаемый, как наяву, сон. Мы с другом, он еще молод, не как сейчас, смотрим на избитую, двухгодовалую девочку, она в синяках, чешется от  побоев, немытая, глаз подбит. Мы с отчаянием смотрим на этого ребенка , друг спрашивает - Тебя обижали?  Она долго молчит, а потом с вызовом говорит -ДА.

 В душе рождается  объединенное чувство  обогреть ребенка.

 Тут я просыпаюсь и мечусь умыться, одеться,чтобы не опоздать на работу. А по дороге  размышляю,  а что толку  завещать беспомощному ребенку, не успеет пожить, тут же окрутят хитрые люди и все отнимут, и это бы ладно, но могут и убить, пусть хоть в бедности поживет, хотя бы просто ПОЖИВЕТ.

Из моих предпочтений, я бы  завещала церкви, и только той,  в которую хожу много лет. Тогда приятель с мамбопереписки посетовал, что все это пропадет в недрах церковной мафии. Тем и лучше, отвечаю я,  отдать сильному, уж он не  потеряет и использует по назначению.

Тогда, пишет он мне, бумагу заверь  у нотариуса, а в церкви об этом ни гу-гу, не то и сама быстро в рай попадешь. Я смеюсь, как послушать местных  донжуанов, так все мы, кому за 50,  зажились на этом свете, когда  читаешь их откровения - Когда ты сдохнешь, коммунальное уебище. Или  Да тут уже нектарые в атчаяньи на пенсию вышли, а все па дневам шароебяцца))) привычка-с))))

 

 

 Ну вот кому какое дело может быть до старых бабок, общающихся на сайте?

 Мой ответ: Только таким же старым дядькам,не понятно чему завидующим бабкам.

 

 

 

свернуть

БЮСТ ПУШКИНА И ОРЁЛ

              Недавно к маме заехала.Ей за 70 уже.Ну...и как всегда ...она мне начала банки,пакеты в руки совать....щас щас...не уезжай,я тока капустки положу..и снимает тяжеленную голову Пушкина с кадки с квашенной капустой.Ааааааааааа...помню я эту голову...и того орла...и ту открытку с Ирака -в еще

              Недавно к маме заехала.Ей за 70 уже.Ну...и как всегда ...она мне начала банки,пакеты в руки совать....щас щас...не уезжай,я тока капустки положу..и снимает тяжеленную голову Пушкина с кадки с квашенной капустой.Ааааааааааа...помню я эту голову...и того орла...и ту открытку с Ирака -в 3Д девушка перед барной стойкой с заморскими бутылками.Повернёшь открытку-девушка глазом подмигивает..

             Где только не стояла эта голова,этот орёл и эта открытка!Это всё подарки.Подарки на Днюхи,на НГ,на новоселье.45 лет назад(страшное дело!!!) вот такими были подарки гостей.Я помню...гости входят и дарят...статуэтки там всякие и прочую мишуру.

            Я вот думаю...а что...тогда не было других подарков в магазах?Или это были самые самые суперские подарки? 

                

свернуть

ПОЛОВИНКИ...

Половина мещанствует - всё гнёздышки вить силится, четвертинки ущербные рыщет, грошовое счастьице в

пузырях мыльных выколупывает... Половина распутствует - пирует плотью, запропастив Дух... Первое -

прискорбно и мерзко. Второе - весело и пусто. Иногда очень весело. И очень пусто. От одного

неистребимо разит клопами. От другого - заскорузлой еще

Половина мещанствует - всё гнёздышки вить силится, четвертинки ущербные рыщет, грошовое счастьице в

пузырях мыльных выколупывает... Половина распутствует - пирует плотью, запропастив Дух... Первое -

прискорбно и мерзко. Второе - весело и пусто. Иногда очень весело. И очень пусто. От одного

неистребимо разит клопами. От другого - заскорузлой спермой на измятых простынях. И там и тут -

несвежесть вырожденья. И там и тут - тоска.



© Copyright: Сюр Гном

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо

Яндекс.Метрика

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно